Ключевые теги

Реклама

Реклама

Эксперт: Надеемся, что яму 2014 года на рынке золота сменит бык 2015 года | Мнения аналитиков

Эксперт: Надеемся, что яму 2014 года на рынке золота сменит бык 2015 года | Мнения аналитиковМОСКВА, 9 дек - ПРАЙМ, Сергей Падалко. О справедливой цене на золото, и не справедливом ответе Минфина на предложения золотопромышленников, а также о китайском десанте, и почему надо пересчитывать Наталку в интервью Агентству ПРАЙМ рассказал председатель Союза золотопромышленников России Сергей Кашуба. - Сергей Григорьевич, 2014 год идет к концу - подтверждается ли ваш прогноз по производству золота? - Да, пока ничего не изменилось. В прошлом году у нас было произведено 254,5 тонны золота, из них добычного - 214 тонн. Результат за 10 месяцев текущего года - 248 тонн, из них добычного почти 200 тонн, плюсом 17,6%. Даже при нулевых темпах роста в последних двух месяцах, хотя в это мало верится, в итоге может быть 280 тонн, поэтому наш первоначальный прогноз в 275 тонн имеет все основания подтвердиться. - В этот непростой год что, по вашему мнению, случилось неожиданного в отрасли? - Приятной неожиданностью явилась очень высокая позитивная активность Роснедр и Минприроды по совершенствованию законодательной базы для российского недропользования.

Приняты нормативные документы, которые позволяют активнее привлекать инвестиции в геологоразведку и способствуют созданию в стране юниорных компаний. Для предприятий Байкальского региона и Дальнего Востока приняты налоговые послабления, связанные с разработкой новых месторождений в труднодоступных территориях.  Все это в целом нас очень радует, потому что Союз золотопромышленников в последние годы выступал с очень большим количеством законодательных инициатив, и то, что произошло в этом году можно назвать неким прорывом. Хотя мы по-прежнему пока сильно отстаем от более развитых горных юрисдикций мира. - Как вы оцениваете последние сделки Nordgold, Polymetal? - Это естественная деятельность, компании развиваются в правильном направлении. У Nordgold она связана с приобретением активов за рубежом, в принципе они ведут себя так, как нормальная западная компания – ищут недооцененные активы, и покупают их. Polymetal также последовательно придерживается той стратегии, о которой заявил еще в 2008 году - покупать высококачественные активы, не переплачивая за них. - А продажа "Мангазеей" китайской корпорации "Тянь Хэ" месторождения на Колыме? - Я немного в курсе этой сделки.

"Мангазея" предлагает месторождение Древний на Приднепровскои площади с запасами 13,7 тонн по категории С2. Сделка уже в достаточно активной фазе, для российской компании она выгодна, это понятно. Для китайской "Тянь Хэ" - это будет уже третья площадь в Магаданской области. Абсолютно ясно, что она создает своеобразный кластер для геологоразведочных работ в этом регионе. По геологическим стандартам месторождение Древний еще нужно довести до более высокой геологоразведочной стадии - сгустить сетку бурения и сделать технологические исследования. Мы уже знаем, что там руды полуупорные, и скорее всего исследования покажут, что лучше всего на месте получать флотационный концентрат, а перерабатывать его на китайских заводах - от этого выиграют все - Вы говорили, что будет много сделок по слиянию и поглощению? - Я еще называл два условия: во-первых, если цена на золото будет оставаться ниже 1200 долларов за унцию, и, во-вторых, если государство не будет оказывать отрасли поддержку. Сделки будут.

Уже достаточно много подписано протоколов о намерениях, идет процесс оценки объектов купли-продажи и торга. Подождите, придет 2015 год, и мы увидим, как эти сделки пойдут наружу - много таких сделок будет в секторе мелких и средних компаний. У россыпников этот процесс уже пошел, свидетельством является сделка по продаже "Петропавловском" своих россыпных активов в "Коболдо". - Почему такая ситуация сложилась у Polyus Gold с Наталкой? - Любовь к освоению крупнотоннажных золоторудных месторождений в черносланцевых толщах прививалась отрасли давно.

К сожалению, золото обладает очень контрастными свойствами, его опасно собирать в геологические границы, не поняв, что преобладает гнездовое распределение. Отказ от прежней геологической модели месторождения, конечно, очень болезненный процесс, но переоценка необходима. Другое дело в том, как это сейчас преподносится, когда объектом для неудовольствия стала одна из уважаемых зарубежных консалтинговых компаний (Micon International - ред.), которая все последние годы регулярно предлагала провести переразведку Наталки по очень плотной сети, вплоть до 4x4 метра. Истоки неправильной оценки Наталки нужно искать не только в блочной модели 2011 года, а и в материалах ТЭО кондиций и подсчета запасов в ГКЗ в декабре 2006 года. Тогда все станет на свои места. - Как перенос запуска Наталки отразится на экономике региона, в целом на динамику добычи в России? - Одновременно с этим драматическим заявлением Polyus сообщил об увеличении добычи и на этот год, и на следующий. Поэтому мы исходим из того, что перенос запуска Наталки существенного влияния на отрасль не окажет.

Для региона, конечно, это будет чувствительно: недобыча металла - это недозанятость людей, недополучение налогов. Это месторождение лишний раз показывает, что нельзя не воспринимать серьезно те проблемы, о которых я уже говорил (черносланцевые толщи, гнездовое распределение), не стоит заниматься гигантоманией, а надо спокойно изучать то, что и куда положила природа. Ведь Наталка, даже переоцененная останется достаточно крупным месторождением. - Как вам понравилась сделка Auriant Mining и Centerra Gold? - Сделка очень интересная. За рубежом такая схема известна достаточно давно. У нас в России применилась впервые. Обе стороны довольны - это самое главное.

- Такие сделки будут у нас тиражироваться? - Думаю, что такие сделки будут проходить по следующей схеме: крупные золотодобывающие компании берут месторождение, и хотят на нем найти что-то большое, например, больше 50 и 100 тонн запасов. По факту находят значительно меньше, оно им становится не интересным, и тогда они могут продать свою долю компании поменьше взамен за получение роялти от будущих прибылей проекта. - Сейчас у нас есть такие проекты, например, Наталка?

Некоторые эксперты предполагают, что туда могут прийти китайцы. - Теоретически вполне возможна комбинация - 25% (для иностранца больше нельзя, Наталка - стратегическое месторождение) плюс участие в распределении будущих прибылей. Основная проблема с Наталкой сейчас - это оценка ее стоимости. Я думаю, что именно для этого китайцы месяц назад туда высадили целый десант своих геологов и горняков на вертолетах. При чем, это сделала компания из первой тройки лидеров отрасли Китая. Так что оценка Наталки уже идет, и определенная логика участия китайских компаний в этом проекте есть, потому что в этом случае Наталку можно будет запустить при меньших капитальных затратах, остановившись только на переделах гравитации и флотации, а сами концентраты отправлять опять-же на переработку в Китай, что с точки зрения экономики проекта вполне логично.

- Я знаю, что вы стали частым гостем в Китае - насколько мы развернулись в сторону Китая? - Стремительно меняющаяся геополитическая ситуация в мире, санкции Запада в отношении России, украинский кризис и многое другое делают очевидным тот факт, что привлечь инвестиции с Запада в геологоразведку и в освоение российских золоторудных месторождений не то что становится сложно, а практически невозможно. Отсюда и некий разворот в сторону инвесторов Китая, Индии, Сингапура и Южной Кореи. Союз золотопромышленников озаботился этой темой еще весной. Мы достаточно подробно проанализировали характер и размер китайских инвестиций в российскую отрасль по добыче полиметаллов и драгметаллов. По золоту, с 2005 года, когда было отмечено первое участие китайских компаний в отечественных аукционах, их активность была не высокая: по 1-2 сделке в год. Покупались по 1-2 актива в пяти-шести регионах России, за исключением Магаданской области, где было отмечено примерно 5-6 сделок китайских инвесторов: это и участие в аукционах и покупки долей в предприятиях. Поэтому, мы считаем, что в настоящее время российско-китайское сотрудничество в горной отрасли только набирает положительную динамику и пока не носит системного характера. Это несмотря на то, что китайские инвесторы вот уже почти 10 лет присутствуют в российском горнодобывающем секторе. Для расширения этого сотрудничества мы встречались с руководством Китайской ассоциации по золоту (China Gold Association), и договорились о дальнейшем совместном сотрудничестве, о возможности создания российско-китайской переговорной площадки по золоту.

Вот прямо сейчас они запускают свой ежемесячный пресс-бюллетень и приглашают нас в нем участвовать со своим информационным блоком по России. - А с представителями китайских компаний и банков вы встречались? - Конечно, были встречи с представителями крупнейших банков Китая: Industrial and Commercial Bank of China (ICBC), Bank of China, Minsheng Bank, China Construction Bank. Все они выразили заинтересованность в сотрудничестве, но там, как вы понимаете, стоит вопрос с санкциями по ряду российских банков и просто так через это не перескочить. На встречах с руководителями ведущих китайских золотодобывающих компаний мы предлагаем самое разнообразное сотрудничество: это и инвестиции в геологоразведочные работы, и совместная переработка упорных золотосодержащих руд как на территории России, так и на территории Китая. Также инвестиции в крупные золоторудные месторождения и участие в проектах их освоения, текущее кредитование российских золотодобывающих компаний через предоставление китайскими банками целевых кредитных линий российским банкам или непосредственно российским компаниям.

Для того, чтобы помочь российским компаниям привлечь инвестиции из Китая мы у себя на сайте создали специальный раздел, где рассказываем об особенностях работы с Китаем, даем консультации, помогаем готовить документы для представления проектов китайским инвесторам. - И насколько Китаю интересна Россия? - Китайцы очень неспешно выходят с инвестициями в новые для них страны и регионы. Делают это осторожно, после тщательного изучения местного законодательства. Выходят обязательно при поддержке правительства своей страны, которая выражается в виде различных госгарантий, в виде поддержки китайских посольств и торгпредств. Процесс внутреннего согласования китайских инвестиций за рубеж очень бюрократичен - требуется масса виз. Если компания провинциального подчинения, то можно обойтись согласованием только на уровне провинции. Если компания пекинская или центрального подчинения, то согласование инвестиций происходит на федеральном уровне - Госсовет КНР. У них существуют ограничения по размеру иностранных инвестиций в горную отрасль. Проблема в том, что сейчас этот процесс согласования усложнился. Причин несколько: волна первых инвестиций уже прошла, и состоялись отдельные невозвраты на вложенные средства, часть руководителей поплатились за это партбилетами и работой, поэтому другие стали вести себя осторожней.

Во-вторых, при сложившейся ценовой конъектуре на сырьевые товары в мире в целом осталось мало хороших проектов, и доказывать необходимость инвестиций за рубежом стало сложнее. В-третьих, в самом Китае еще остается много секторов экономики, которые ведут спор за приоритет в получении инвестиций ими, а не иностранными партнерами. - Я так понимаю, что китайские инвесторы не ждут нас с распростертыми объятиями? - Процесс прихода китайских инвесторов в российские золотодобывающие проекты не будет таким быстрым, как нам хотелось бы. Скорее всего, он начнется с нескольких "пилотных" проектов, по 2-3 в Байкальском регионе и в регионах Дальнего Востока. Так как примеров удачных китайских инвестиций в российские проекты по золоту практически не было, то это также осложнит выбор и регионов, и проектов.

Что касается отрасли в целом, то, по словам представителей китайских компаний и инвесторов, серьезным препятствием для крупных инвестиций здесь пока является наличие порога в 50 тонн запасов золота по стратегическим месторождениям, а также ограничение участия для иностранцев в контролируемых иностранными государствами компаниях. •  получение ими активов в полную собственность, либо владение не менее 51%, •  обеспечение прав на полный или не менее 50% вывоз сырья для дальнейшей переработки у себя на территории, •  комплектование российско-китайских предприятий за счет привлечения китайской рабочей силы, •  использование в процессе добычи китайской горной техники и оборудования. - И через какой период, по вашему мнению, они войдут на наш рынок? - Давайте посмотрим на цифры иностранного капитала в российской золотодобывающей отрасли сегодня. Доля добычи российского золота чисто западных компаний около 25%. Эта доля росла постепенно, и я думаю, что сейчас эта доля западных инвесторов будет уменьшаться, и постепенно эта же самая ниша будет замещаться китайцами. Но процесс будет долгим - от 5 до 10 лет. Если вернуться к истории вопроса, то западные инвестиции - британские, канадские к нам не валом пришли. В 1995 году в России все отдавали иностранным компаниям - были здесь и Rio Tintо, и BHP, и Newmont - сегодня остались единицы. Если помните, в 1995 году одним из первых в Россию пришел Питер Хамбро, его компания на месторождении Покровское называлась тогда "Токур-золото", а первое публичное размещение акций этой компании на Лондонской фондовой биржи, когда оттуда пришли большие инвестиции, было в апреле 2002 года - семь лет прошло. Так что это дело не быстрое.

- В последнее время цена золота регулярно опускается ниже 1200 долл/унция, что делают предприятия для того, чтобы выжить? - В этих условиях выживать становится все сложнее и сложнее, содержания на месторождениях (и рудных и россыпных) падают - времена наступили трудные. За прошедший год, да и в 2013 году, компании сделали практически все для того, чтобы снизить себестоимость добычи - продавали непрофильные активы, приостанавливали ввод новых мощностей и т. д. На сегодня, внутренних резервов (инструментов) для экономии практически не осталось. И исчерпание этих возможностей наступило в целом по всему миру.

-  Вы хотите сказать, что мы находимся у границы. При какой цене предприятия начнут закрываться? - Я думаю, что первый порог, когда предприятия вынужденно начнут закрываться, это 1100 долларов за унцию, потому что 1200 - это еще нулевая рентабельность, а ниже для большинства предприятий - уже отрицательная. И чем дольше мы будем находиться в ценовом диапазоне 1100 долларов, тем больше предприятий будет останавливаться. Хуже всего придется тем, у кого в разработке всего одно месторождение.

Легче будет рудным предприятиям с сезонным производством, кто, например, перерабатывает руду методом кучного выщелачивания. Будет легче россыпникам - сезонным старательским артелям. У "Лензолота" к примеру в прошлом году себестоимость добычи составляла 880 долл/унция. Для россыпников гораздо больнее, когда Колымский аффинажный завод не оплачивает сданное золото. Поэтому и необходимо продолжать работу для предоставления нормальных условий мелким и средним предприятиям, снимать пресловутые административные барьеры, улучшать систему недропользования. - А есть подвижки по предложению от золотодобывающих компаний ввести плавающую ставку НДПИ с учетом мировых цен на золото? - Наш запрос был направлен в Минфин, и пока мы имеем ответ: "Решение вопроса не ожидается". Ответ носит формальный характер, конечно, нас не радует, и вызывает чувство несправедливости. Руководитель одного из департаментов Минфина даже отказался от содержательного разговора.

Мы ведь впервые за период кризиса обратились за поддержкой в правительство. В отрасли работает 100 тысяч человек.  Да, в период высоких цен на золото (в августе 2011 года - 1900 долл/унция, ред.) отраслью были накоплены большие инвестиции, но они все ушли на развитие, и как результат - мы видим продолжающийся рост добычи на протяжении всего этого отрицательного тренда цены. Мы предметно показали себестоимость добычи золота - у самых крупных российских компаний: Polyus, Polymetal, Petropavlovsk, Nordgold она находится на уровне 1200 долларов за унцию. А если в затраты внести крупные инвестиционные проекты, то общая себестоимость вырастет до 1400, а в отдельных случаях до 1600 долларов за унцию.

Например, если Polyus учитывает затраты на строительство Наталки, то это уже 1691 долларов. Таким образом, при цене 1200 долларов за унцию мы выживаем, но не развиваемся, и практически приостанавливаем геологоразведочные работы и большую часть проектов развития. Мы считаем несправедливым такой ответ Минфина в то время, когда Россия под санкциями, и о целесообразности пополнения золотовалютных резервов страны золотом не сказал только ленивый. Ведь мы просим помочь нам пополнять государственную копилку. Придется обращаться в Общенародный фронт и отправлять ходоков к президенту. - Как вы уже сказали, в этом году в России будет добыто 275 тонн золота, рост более 8%. Есть уже какое-то видение 2015 года, будет такой же рост, или он приостановится? - Сейчас мы не готовы давать прогноз.

Надо дождаться окончания этого года - слишком он не простой. Прогноз по производству не только в России, но и во всем мире сейчас связан только с одним фактором - ценой на золото. Поэтому надо посмотреть, как завершится год, и с чего он начнется - где-то в феврале-марте, после годовых отчетов компаний, мы только начнем понимать, что нас может ждать в 2015 году. - Как вы думаете, как долго цены будут такими низкими? Возможно ли их снижение до 1000 долларов?

Какую цену вы считаете справедливой? - Сейчас при ценообразовании по золоту фундаментальные факторы настолько изменились и стали настолько непредсказуемы, что это может свидетельствовать о некоем кризисе ценообразования, что печально. Обратите внимание - потребление достаточно хорошее, один Китай в прошлом году потребил фантастическое количество золота - 2199 тонн. Цифра осталась рынком незамеченной. С моей точки зрения золото как класс активов сейчас находится под давлением международных (в первую очередь американских) спекулянтов, которые пока видят единственным достойным активом только доллар США. Я думаю, что это большая спекулятивная игра, и золото на сегодняшнем историческом этапе, как и другие классы активов, стало жертвой этой игры. Из того, что сейчас происходит в мировой золотодобывающей отрасли, с точки зрения объемов добычи, катастрофического падения содержаний, отсутствия в последние годы открытия новых месторождений, и соответственно роста себестоимости и издержек, которые увеличиваются - на геологоразведку, на добычу, то я считаю, что справедливая цена с маржой 10%-15% - это 1500 долларов за унцию. Неприятно быть в яме, какой стал 2014 год. Хотелось бы надеяться, что 2015 год станет годом быка.

Просмотров: 111